Венеры комсомола. Борис Расцветаев (1904—1992). 18+

25 мая — 6 июня 2017 г.
19:00

«У нас в доме тихо. Все живут каким-то бессмысленным смыслом».

Б.А. Расцветаев

Борис Андреевич Расцветаев родился в 1904 году в Тверской области и большую часть своей жизни провёл в Весьегонске. Городок, «украшенный» достопочтенными отцами города громадным зданием тюрьмы, стал, благодаря бессмертному перу Гоголя, символом нелепости провинциальной жизни.

История жизни Расцветаева органично вписывается в гоголевскую мифологию захолустья. Неординарный талант художника не был понят весьегонцами — они считали его чудаком. Его увлечение литературой, музицированием, рисованием и лёгкой атлетикой оказалось недоступным для понимания земляков. Расцветаев писал фантастические романы о невидимых пароходах и доисторических ящерах на неведомых планетах. Пылкое воображение автора чувствуется уже в самих названиях книг: «Лестница в небо», «Путешествие журналиста Бресталлегра на водопароградоходе», «Луностат», «Стоэтажный пароход». Литературные изыскания часто сопровождаются авторскими иллюстрациями. Картины исполнены на дешёвой бумаге, на обоях с минимальным репертуаром изобразительных средств. Борис Андреевич никогда не писал маслом и заменял технические возможности живописи простыми инструментами: графитным и цветными карандашами, ручкой. Изредка, художник использовал перо и тушь, а для передачи цвета он прибегал к дешевой акварели и гуаши. Помимо традиционных пейзажей, автор обращается к фантастическим сюжетам с участием паровозов и причудливых конструкций. В 20-е годы, задолго до полета Гагарина, в искусстве Расцветаева возникает тема межпланетных полётов и роботов — трогательная и по-детски искренняя дань времени и идеям футуризма.

Особенный интерес для исследователей представляют парадоксальные женские образы, портреты таинственных красавиц с бесстрастными глазами. В этих рисунках кроется тоска по своеобразному идеалу, поиск женщины мечты — недоступной Венеры комсомола… Многие из этих графических листов небольшого формата были созданы Расцветаевым в 30-х годах; в контексте эпохи ярко выраженный эротический смысл произведений выглядит диковинным и дополняет уникальный образ художника — непостижимого мечтательного творца. Борис Андреевич был четырежды женат и каждый раз неудачно. Марат Верхоланцев, по материнской линии потомок известной купеческой семьи Басниных («иркутских Третьяковых»), собравший наследие мастера и впоследствии передавший коллекцию семье Анастасии Гейдор, вспоминает: «Борис Андреевич был здоровый человек, сильный мужчина — тяга к женщинам у него была большая». Коммунистический культ здорового тела был близок Расцветаеву, его, как и всех в Весьегонске, захватили «жизнерадостное настроение и красота здоровья»; он бегал, занимался физкультурой и писал теоретические труды о здоровом образе жизни. Высокий широкий в плечах Расцветаев носил из-за скудости средств «обветшавшую костюмерию», но придавал большое значение своей физической форме. В расцветаевских красавицах чувствуется культ тела, похожий на почитание физической красоты античным миром. Возвышенное, одухотворённое отношение к телу прекрасно уживается в произведениях Расцветаева с советским физкультурным задором, вызывающим ироническую улыбку у современного зрителя. Загадочный образ «Девушки с веслом» живо иллюстрирует это необычное сочетание: физкультурница в матерчатых тапочках и в сатиновых трусах с полуулыбкой греческой богини смотрит ясными глазами на зрителя.

Расцветаев ни разу в своих многостраничных дневниках не выказывает никакой политической позиции; вождю нет места в мире его искусства. Борис Андреевич — «юродивый» XX века — жил по своим правилам нестяжательства и полного пренебрежения к бытовым вопросам. Иногда Расцветаев упоминает начальство, как-никак он был вынужден соприкасаться с местной весьегонской политикой. Его суждения об «отцах города» облечены в замечательные по выразительности и душевному жару фразы, напоминающие тексты Андрея Платонова: «Они бегствуют в вечности, а выступая на празднике, произнесут быстренько с трибуны с л о в я ч у о л о в я н н у ю».

Расцветаев — человек будущего, не принятый обывательской массой, выполнял «миссию духа» в провинциальном городе. Размышления о галактическом происхождении человека и его космическом предназначении постоянно появляются в записях художника. Пацифист, в своих дневниках он пишет: «Меня не привлекало слово "война"<…> Я боялся открытого перочинного ножика, никогда его с собой в школу не брал, чтобы не поранить кого нечаянно».

Марат Верхоланцев в своих воспоминаниях о художнике задается вопросом: «Был Расцветаев счастливым или несчастным человеком? Надо сказать, что, скорее, он был счастливым человеком: занимался тем, что ему нравилось, — рисовал, музицировал, любовался природой, бегал. Он находил в себе силы отказаться от работы, которая занимала у него много времени и не давала заниматься любимым делом». Попробовав свои силы в самых разных профессиях, с 1936 года Расцветаев занимается оформительством. Фининспекторы именуют его в своих листах «кустарь-одиночка без мотора». Платили ему мало, но он вкладывал всю душу и все силы в дело; он работал не для награды, но для искусства.

В «Открытом Клубе» впервые выставляются все работы Бориса Расцветаева. Ретроспектива такого масштаба наконец-то выводит автора из тени забвения, и хочется верить в то, что за первой волной интереса к этому неординарному таланту последуют дальнейшие выставки, она будет подкреплена исследованиями специалистов и искусство Бориса Андреевича не забудется.

Простодушные и выполненные с большой любовью работы художника-самоучки пополняют достойный ряд шедевров «художников-примитивистов», таких как таможенник Руссо, Пиросмани, крестьянин Честняков...

Мария Пудалова

Обложка: