Точка отсчёта Статья пятая: «Книга Притчей Соломоновых» и Юлий Перевезенцев

Люди-мысли

Разум — высшая ценность. Люди, будьте разумны! Люди, слушайте друг друга! Люди, вбирайте опыт других, потому что он бесценен! Люди… люди… люди…
Слушайте. Исполняйте закон. Наследуйте славу. Уходите от зла. Не потеряйтесь в безумии. Сохраняйте спокойствие и ясность ума. Живите во внутреннем мире.
Помните, что зло противостоит добру, и объединять их нельзя.

Мудрейший из мудрых знал, что сердце его — в руках Бога, и что нет у него ничего, что не было бы от Бога. Он собрал воедино опыт предшествующих поколений, скрепил его собой, и так родилась Книга Притчей Соломоновых, написанная царём, просившим у Создателя лишь мудрости и знания. В придачу получил он славу и силу, но не они были для него главным.
Что может быть суше наставлений. Что может быть спокойнее и размереннее силлогизмов: если… то, поскольку… постольку, раз так… следовательно… Что скучнее всего на свете? Разумеется, нравственные уроки.
Не потому ли мы им не следуем — сколько уже столетий?
Не потому ли, что это совсем не так, слово Соломона дошло до нас в первозданном виде?
Не потому ли при слове «мудрый» мы почти автоматически добавляем: Соломон?
И всё-таки: что может быть более пресным, чем размеренная поучающая рассудочность?
Но за словами о правильном и неправильном поведении звучит подтекст: «с обдуманностью веди войну твою». Потому что каждый из нас на самом деле действительно ведёт свою войну, даже если никогда не взял в руки ничего опаснее кухонного ножа. Тридцать раз объявив себя пацифистом, ты не сумеешь покинуть поле боя.
Страсть воина, простую мысль — поле боя есть наше сердце, — Юлий Перевезенцев передал, визуализировав посылы Соломона в образах живых людей. С очень ясно выраженной, почти утрированной иудейской внешностью. С разными, лишёнными спокойствия выражениями лиц. С жестами, исполненными страсти. Художник нарочито отсылает нас к исторической эпохе с помощью костюмов и предметов быта. Закрепляет в нашем восприятии идею того, что любая наша мысль, любое слово — человеческое, а значит, это очередной бой в числе бесконечных сражений на войне каждого.
Основной приём Перевезенцева — динамизм жестов, неожиданность ракурсов, передающая внутреннюю собранность его персонажей, сконцентрированную в них энергию. Ещё бы, эти «люди-мысли» живут за всех, провидя наперёд все наши сомнения и страсти и сами являя собой сомнения и страсти. Они аллегоричны, насколько человек может быть аллегоричен, и в то же время обнажённо, ужасающе конкретны.
Всегда одно и то же. Дурные жёны вводят в соблазн. Странники перемещаются с места на место. Проповедники пребывают в праведном гневе. Ангелы плачут. Опыт проходит в бездействии. Сердце человека не меняется.
И абстрактное лишь до тех пор абстрактно, пока мы не осознаём себя на войне.

Вера Калмыкова