Скульптура, готовая к отправке в галерею. Выставка Олега Киевского

В «Открытом клубе» откроется выставка скульптуры и графики Олега Киевского, члена Союза художников и регулярного участника российских и зарубежных показов искусства. Художник относит своё творчество к «реализму», но «не в чистом его виде, а стилизованном, переработанном, трансформированном сознанием».
Основная часть экспозиции состоит из бронзовых скульптур художника. Произведения Олега Киевского отличаются разнообразием: от лаконизма и одной линии к дотошной детализации, от сюжетов близких к абстракции до конкретных сюжетов, вылепленных с натуры.
Многогранный талант Олега Киевского сродни таланту джазового виртуоза. Импровизация и наблюдательность — основы его искусства. Как прекрасно выразил эту идею сам художник: «Идеи появляются спонтанно и неожиданно. Иногда даже прозаично-брошенная банановая корка на улице может послужить источником к сюжету».




Путь иронии в объёме

Постмодернизм, сойдя с исторической сцены, оставил по себе одно действенное художественное средство — иронию. Нет, не романтическое сожаление о несовершенстве бытия и не средство бичевания социальных пороков, а нечто отстранённо-непредвзятое, скорее интонацию, чем приём, лёгкую всепонимающую усмешку…
…которую, конечно, непросто воплотить в материале. Гротеск, этот вечный футляр иронической улыбки, хорош, когда он в меру. До тех пор, пока искажённые пропорции не становятся чем-то орнаментальным, уничтожающим смысл, а иносказание не превращается в вещь в себе, обессмысливая и то, что хотелось сказать, и то, что получилось в итоге. Современное искусство (даже не в терминологическом смысле) грешит нарушением меры. Нет, гротеск, как любая тень, должен знать своё место и свои границы. Зрителю, коль скоро речь об изобразительности, необходимо, выплывая из-под глыб авторских образов, иметь некоторый зазор для раздумья, щёлочку, сквозь которую можно увидеть и свой собственный опыт, и само явление, и его глубокий философский или символический подтекст.
Думается, скульптору Олегу Киевскому удаётся сохранить баланс между ироническим, предметным и символическим подходом к любой избранной теме. Возможно, потому, что он умеет созерцать и переносить в сферу скульптуры предметную среду, обыденные вещи, порой бросовые, мусорные, вроде шкурки банана. Благодаря навыку конкретного видения он может воплотить в бронзе как гротесково-повседневные ситуации, например, когда собутыльники двоятся друг у друга в глазах, так и глобальные сюжеты, например, неизменную сущность власти. Снабдить эпохальную композицию с лежащей на головах маленьких подданных грандиозной фигурой фараона двумя крошечными символами — улиткой и песочными часами. Показать фигуру человека, любого человека, человека вообще, помещённого в перемычку чашек тех же песочных часов…
У Олега Киевского есть несколько излюбленных образов-знаков, кочующих из композиции в композицию. Помимо песочных часов, напоминающих о быстротечности времени, ещё один типичный мотив — это джазовая музыка. Бронзовый саксофонист на пьедестале надувает щёки, а зритель домысливает, достраивает звук. Продолжение замысла художника осуществляется в пространстве за счёт чисто временного хода — краткого звучания джазовой мелодии. Получается, что все мы как бы включены в момент рождения образа скульптуры, хотя формально, биографически к нему не имеем отношения.
Всё-таки в искусстве главное — это умение создать поле для диалога, то место, где авторская концепция и взгляд свободно встречаются со зрительским пониманием и интерпретацией. В эпоху Античности верили, будто ксоаны (правда, деревянные, конечно) живые и спускаются с небес. Мы, конечно, понимаем, что бронзовые скульптуры созданы автором, в данном случае Олегом Киевским.
И всё же…

Вера Калмыкова



Подробности

  • Открытие: 15 февраля 2018 г. в 19:00
  • Дни работы: 16 февраля — 27 февраля 2018 г.
  • Выходной: Cреда

Поделиться событием