Живопись, графика. Ольга Бари-Айзенман (1879-1954)

Ольга Александровна Бари-Айзенман родилась в Петербурге 7 февраля (25 января по старому стилю) 1879 года в семье Александра Вениаминовича Бари, основателя и владельца первой в России инжиниринговой компании, техническим директором и творческим руководителем которой был в течение сорока лет Владимир Григорьевич Шухов. Россия многим обязана тандему Шухова и Бари, только в Москве это световые фонари Верхних торговых рядов (ГУМ), Петровского пассажа, гостиницы «Метрополь», магазина Мюра и Мерилиза (ЦУМ), Музея Императора Александра III (ГМИИ им. Пушкина), перекрытие дебаркадера Киевского вокзала и многое другое.
Ольга Александровна окончила Высшие женские курсы и собиралась стать историком, но в 1903 году после поездки в Италию переменила участь и начала брать уроки у Леонида Осиповича Пастернака. Всю жизнь она помнила о царившей в мастерской Пастернака «атмосфере Искусства», о восторге перед человеком и природой, которым художник заражал и воодушевлял учеников, о незабываемых, увлекательнейших уроках, по сути «праздниках настоящего искусства в объяснениях Учителя».
Начиная с 1907 года, Ольга Александровна участвовала в выставках Московского товарищества художников (МТХ), «Мира искусства» и Общества художников «Московский салон», однако после октябрьского переворота, по-прежнему занимаясь живописью, практически не выставлялась. Исключенная из художественной жизни, сознательно оказавшись вне становления нового «творческого метода – социалистического реализма» и всей сложной, неоднозначной борьбы за выживание, Ольга Александровна естественно и спокойно продолжала работать в атмосфере чистого искусства. Неизвестно, как это ей удавалось и чего это стоило.
В пейзажах О.А. Бари-Айзенман присутствует щемящее чувство светлой, естественной и отнюдь не пафосной любви к Родине, его узнаешь сразу, глядя на желтые нивы и силуэты деревьев, скирды соломы и осеннее небо. Эти теплые работы созданы благодаря непреодолимой жажде красоты, созерцательной, чистой жизни духа, потребности живописного осмысления мира. Каждой из них свойственны гармоничная композиция, изысканный колорит, свой ритм живописных пятен и присущий только ей цветовой «ключ». Очевидно, что художника занимала проблема взаимодействия плоскости и пространства, разрешаемая каждый раз заново. Каждый холст или пастель обретает свой общий тон, свой, как говорил Ван Гог, суггестивный цвет, определяющий звучание вещи. Преломляя мирискусническую традицию и проникшие в Россию в начале ХХ столетия новации французской живописи, она пришла к своему, очень индивидуальному стилю и сохранила его на всем протяжении своего творчества.
В силу жизненных обстоятельств наиболее активно Ольга Александровна работала в летние месяцы, а зимами время свое и в значительной степени душу отдавала педагогической работе. К счастью, семья ее состояла из единомышленников – муж, Семен Борисович Айзенман, юрист по профессии, тонко чувствовал искусство и был поэтически одаренным человеком, дочь Татьяна Айзенман (Семенова) стала искусствоведом, сын Алексей Айзенман – живописцем.
С конца 20-х годов и до начала 50-х у Ольги Александровны учились едва ли не все арбатские дети, благо московская интеллигенция, невзирая ни на какие катаклизмы, продолжала учить детей не только насущному. О популярности ее рисовальных групп можно судить по записным книжечкам с именами учеников, их адресами и телефонами. Замечательными именами, канувшими адресами и давно уж несуществующими номерами телефонов. Среди учеников Ольги Александровны историк и москвовед Сигурд Оттович Шмидт, ученый, дипломат и правозащитник Юрий Алексеевич Рыжов, блистательные художники Ника Георгиевна Гольц и Татьяна Исааковна Лифшиц, искусствоведы Татьяна Павловна Каптерева-Шамбинаго и Евгения Владимировна Завадская. В книге «Арбат, дом 4» (издательство «Новый хронограф»), Т.П. Каптерева-Шамбинаго, вспоминая те рисовальные уроки пишет: «Особая роль принадлежала общению с Ольгой Александровной, полной жадного интереса к жизни, к нашей культуре, и словно вечно молодой». А ведь и вправду Ольга Александровна не только учила детей рисовать, но рассказывала об искусстве, о музыке и поэзии, об итальянских впечатлениях своей молодости.
После 1918 года, при жизни автора, работы О.А. Бари экспонировались лишь однажды – в 1947 году при оформлении витрин на улице Горького в честь празднования 800-летия города. А после смерти художника, случившейся 31 марта 1954 г., работы 1910-1950 годов были представлены на трех выставках: в 1980 – на вечере Клуба живописцев в Доме художника на Кузнецком мосту, в 1996 – на персональной выставке в галерее «Ковчег» и в том же году в выставочном зале журнала «Наше наследие».



Подробности

  • Открытие: 17 января 2019 г. в 19:00
  • Дни работы: 18 января — 29 января 2019 г.
  • Выходной: Cреда

Поделиться событием