«Существованья ткань сквозная». Выставка работ Евгения Чубарова

Евгений Чубаров – российский скульптор и художник. Мастера абстрактной живописи не стало 2 декабря 2012 года. Галерея «Открытый клуб» представит четыре десятка графических работ, созданных художником в конце 1990-х – начале 2000-х годов.

Евгений Иосифович Чубаров родился в небольшой башкирской деревне в 1934 году. Окончил ремесленное училище, где учился гравировке по металлу, но так и не получил художественного образования. Отказавшись от карьеры гравёра, переехал в Сергиев Посад, где познакомился со скульптором Д. Ф. Цаплиным. Эта встреча круто изменила его творческую судьбу. В 1975 году он уже числился среди членов Союза художников СССР. А несколько лет спустя мог безбоязненно называть свои картины абстракцией в чистом виде и заявлять: «В какой-то степени художник всегда живёт в безумии. Для того чтобы открыть подлинный образ реальности, необходимо выключить разум. И тогда я говорю “упадите в собственное Я”, обнаружьте в самом себе и чистую природу, и потенциальное будущее».

Теперь дом художника пуст. «Моя творческая жизнь в обществе абсолютно трагична», «человек человеку - волк», «поднебесный бункер» – этими надписями испещрены стены бывшей квартиры Евгения Чубарова. Однако в лучших традициях абсурда и абстрактного искусства с ними соседствует часто повторяющийся призыв «хватит сидеть на дереве».


Клуб и галерея «Открытый клуб» благодарит за помощь в подготовке выставки Л. Чубарову, В. Пацюкова, генерального директора ГАУК г. Москвы МО "Музеон" Е. Тюняеву.
_____________________________________________________________

"Пройду как образ входит в образ"
Борис Пастернак

Визуальные конструкции экспрессионизма живут в мировой культуре с первых дней ее возникновения: в наскальных рисунках, в античных артефактах, в средневековой иконологии и в логике барокко. Они присутствуют в новейшем сознании, преодолевая аксиомы Евклида и погружаясь в искривленное пространство теории относительности. Казалось бы, в их феноменальности все высказано, все засвидетельствовано, но парадоксы этой культуры продолжают эволюционировать, обретая новые актуальные формы, каждый раз открывая уникальные образности реальности, в которых мы присутствуем. Искусство Евгения Чубарова принадлежит именно этому вектору радикальной и одновременно архаической культуры, где традиции экспрессионизма постоянно торжествуют, указывая нам на особые координаты живого пространства. Они совершенно неотделимы от человеческой экзистенции, от личного переживания художника, реагирующего, как чуткий датчик, на все изменения в топографии нашей судьбы, нашей цивилизации и нашей истории. Открытия Евгения Чубарова указывают на священные ценности обыденного, естественно-эмоционального, постоянно превращаемого в сакральное. В пространство своих композиций художник обнаруживает уникальные нелинейные состояния, способные гармонизировать неустойчивые внутренние и внешние стороны человеческой жизни. Эти мизансцены «божественной комедии», граничащие с зависанием нашего положения в реалиях повседневного, формируют вокруг себя зону парения, абсолютно свободную от гравитации. Рожденные в пространстве «малых форм», они свидетельствуют о структуре космоса, присутствие в нем сдвигов и случайностей, побед и поражений, регулирующих равновесие идеального.

Художник реально передвигается вдоль силовых линий своих произведений, ощупывая каждую принадлежащую им точку, формируя личную структуру, определяемую не линейкой и циркулем, а собственным внутренним жестом, трогательным и хрупким, еще не отделившимся от плотности чувства. Евгений Чубаров плетет ткань своих медитативных состояний, словно перебирая четки во время молитвы, пронизывая их своим дыханием, биением сердечного пульса, останавливаясь, замирая и вновь возвращаясь к своему каноническому непрерывному труду. Его мир очертаний фигур, пульсирующих контуров и структур, напоминающих музыкальнее партитуры, бесконечно варьируется, течет, преодолевая сопротивление материи, накапливая потенциал внутренней энергии. Траектория пластического жеста Евгения Чубарова абсолютно непредсказуема, вектор ее направления неизвестен до тех пор, пока мы не обнаруживаем его неожиданную воплощенность как след органической целостности мысли и чувства художника – спонтанность, стихийную актуальность и энергетическую взрывчатость. Этот прорыв сквозь чувственной бытие прямой реальности осуществляется художником в пограничной ситуации, в пространствах, лишенных очевидных оснований, где он остается наедине с космосом.

Технология творческого процесса, создание животворной «тканной» конструкции, напоминающей строение генных структур, спирали ДНК, в этой системе не является метафорой. Перед нами действительно прозрение художника, обнаружение им подлинного строения реальности, сближенной с образами магических заклинаний и борьбы стихий. Художник размышляет не о том, что организованно в твердую закрепленную форму, но о природном естественном, как дыхание, как пыльца бабочки, зыбком и прозрачном. Отсюда – впечатление некой первозданности мира, где линии в «тканных» композициях превращаются, по словам одного из самых актуальных философов Франции Жиля Делеза, в «изгибы души и мира». Вибрирующие движения свободных пластических контуров, исчезающих в светлых слоях композиций, собственно и образуют те короткочастотные волны, которые открывают простому взгляду, проникающему за пределы поверхности произведения. Эти пространственные композиции напоминают видения, полусны, наполненные сдвигами и смещениями. Величие их формальных смыслов, их простота, сближенная с сакральностью, с заклинаниями шаманов, их футуристическая образность, уходящая в древние мифы, позволяют соотнести искусство Евгения Чубарова с культурой позднего Ренессанса, с знаменитой фреской Микеланджело «Страшный Суд».

Евгений Чубаров не рассказывает, не «рисует» произведение – он сам реально присутствует в его пространстве, в трехмерных измерениях, физически прикасаясь к слоям реальности. Люди – гиганты и стихии Евгения Чубарова перестают быть знаками, и более того, даже символами – они обретают божественную плоть, наделяются животворной материей, одухотворяются. Их энергия, сохраняя свои магические качества, несет новые возможности искусства, где реликтовая память содержит все ходы и варианты будущей культуры.

Обращаясь к великой традиции, Евгений Чубаров открывается диалогу с непосредственностью самой жизни, с тем чудом, что обнаруживается в самых парадоксальных и непредсказуемых пространствах.


Виталий Пацюков
18 января 2013 г.



Подробности

  • Начало: 31 января 2013 г. в 19:00

Поделиться событием